?

Log in

No account? Create an account
1. Знак (Символ); 2. Рукопожатие; 3. Слово
Sonenschein
haikmikaelyan
Знаки, Символы регулируют отношение человека к внешнему миру.
Рукопожатие регулирует отношения между людьми, а Слово благотворно и целительно воздействует на наших ближних.

О доверии, которое можно иметь к мышлению...
Sonenschein
haikmikaelyan
   Человеческое мышление является как бы островом среди потоков душевной жизни, протекающей во впечатлениях, ощущениях и чувствах. Человек до некоторой степени справляется с впечатлениями или ощущениями, когда он их понимает, т.е. когда он составил мысль, освещающую данное впечатление или ощущение. Даже в буре страстей и аффектов может наступить известный покой, когда корабль души пробьёся к острову мышления.
   Душа имеет естественное доверие к мышлению. Она чувствует, что должна была бы
утратить в жизни всякую уверенность, если бы не могла иметь этого доверия. Здоровая душевная жизнь прекращается, когда начинается сомнение в мышлении. Если относительно какого либо предмета нельзя прийти к ясности в мышлении, то всё же необходимо утешение, что эта ясность появилась бы, если бы мы только могли поднятся до достаточной силы и остроты мышления.
   Это настроение души по отношению к мышлению лежит в основе всякого стремления человечества к познанию. Оно может быть заглушено некоторыми душевными состояниями, но в смутном ощущении души его всегда можно найти.
   Умение предаваться жизни мысли имеет в себе нечто глубоко успокоительное. Душа чувствует, что в этой жизни в мышлении она может освободиться от самой себя. Но чувство освобождённости от самой себя также важно, как и противоположное - чувство возможности быть всецело в самой себе. В обоих чувствах лежит необходимое для неё качание маятника её здоровой жизни. В сущности бодрствование и сон суть лишь самые крайние выражения этого качания маятника. В бодрствовании душа пребывает в себе, живёт своей собственной жизнью; во сне же она утрачивает себя, отдаваясь всобщему мировому переживанию, и таким образом как бы освобождается от самой себя. Оба качания душевного маятника проявляются и в различных других состояниях душевного переживания. Причём жизнь в мыслях есть освобождение души от самой себя, подобно тому как чувствование, ощущение, жизнь аффектов суть пребывание её самой в себе.
   Таким образом рассматриваемое мышление даёт душе утешение, необходимое ей как противовес чувству покинутости миром, ибо в чувствах мы замыкаемся в самих себе, в мышлении же сообщаемся с миром. И мышление, имеющее дело с мировым свершением, принимает в своё лоно и человека с его душой; человек живёт в этом мировом свершении, когда, мысля, даёт
его существу изливаться в себя. Тогда можно почувствовать себя принятым в мир, оправданным в нём. 
 
   Итак, вооружившись доверием к мышлению, отправимся на поиски Розы...

Сострадание
Sonenschein
haikmikaelyan
   Истинное сострадание переживает любое страдание как своё собственное, не теряя при этом самостоятельности здравого суждения. Более того, самостоятельность может происходить только из сострадания. Ведь сострадание есть духовное объединение.
   Однако всё то, что остаётся вовне, оказывает на нас влияние и принуждает нас. В сознании человека, которое не связано с нашим собственным тканью сострадания, мы живём отнюдь не как свободные индивидуальности. Ибо такой человек избегает нас или желает (пусть даже неосознанно) поставить нас в зависимость от себя. Точно так же и мы, не прявляя к встречному сострадания, можем лишь отвернуться от него либо его поработить. От человека, которым мы хотим властвовать, мы зависимы не менее, чем от того, кого чураемся. Конечно, речь здесь не идёт о внешнем поведении, а о позиции нашего сознания.
   Для тех же с кем мы духовно объединились, мы не можем стать объектом их власти и не властвуем над ними сами. Ведь ни наше собственное существо, ни существо, соединившееся с ним, не могут быть целью нашей власти. Поэтому познание исключает власть, а сострадание есть форма познания. Даже в сострадательном - всегда сугубо интимном - соединении с отвратительным мы не унижаем себя. Скорее, тем самым мы освобождаем скрытое в нём (как и во всём, что низменно) высокое, которое оно само не осознаёт. Потому-то истинное сострадание освобождает не только нас самих, но и тех, кого оно объемлет.
                                                Так сострадание становится свободой !

Молчание
Sonenschein
haikmikaelyan

Кто, доверяя судьбе, постиг непреходящесть собственной подлинной сути, становится молчалив. Истинное молчание – это библейская метанойя, умопревращение, которое также называют раскаянием. Ибо противоположность молчания – увлечённость внешними чувствами. Бессмертная сила мужества, этот центр нашей сущности, предаваясь чувствам и обращаясь вовне, теряет сознание о самой себе. А в таком молчаливом превращении она себя осознаёт. Так в молчании копятся силы.  

Молчание – это защитное облачение нашего Духа. Молчание защищает и охраняет духовное как неприкосновенную тайну души. И оно достойно быть носителем этой тайны. Оно оправдывает доверие, оказанное ему духовным миром и людьми, поскольку принимает его в ту область души, которая охраняется превращением нашей алчущей сущности.

Молчание – сила, благодаря которой душа постигает себя и видит себя принадлежащей не к миру чувственного, а к миру духовного.

Но мы можем определить молчание своей задачей и вполне сознательно. Таким образом, оно не только открывает нам суть другого человека, но и ему самому – пространство, дотоле, может быть, ему неведомое. Воспринимая человека как нечто большее, чем то, как он сам представляет себя в своём повседневном сознании, мы пробуждаем в нём прообраз его индивидуальности. А перед величием индивидуальности мы всегда преклоняемся. И очи человеческой индивидуальности, личины которой спали перед нашим благоговением, являются стражами и провожатыми нашей почтительной открытости. Её мы и преподнесли, окружив мышление индивидуальности нашим молчанием.

И таким образом, наше творческое начало, стремящееся к человечности и уважающее её, может найти дорогу к истине.

Итак, опять направим наши душевные силы на свободное, равное и братское состязание с розой.


Сон в саду
Sonenschein
haikmikaelyan
Сон
Тройную отраду нам приносит живительный сон;
Наш взгляд освежён и прояснён светом, наше сердце очищено и умиротворено теплом, поступь наша укреплена и ободрена изобилием созидающих сил.

Сад
Не осквернив нашими устами тишины раннего утра, выйдем в сад. В молчании склонимся над распустившейся розой. То, что нам открывают форма, цвет и невинный запах лепестков, истинно, прекрасно и добро. Ибо роза неизменно следует законам мироздания, она возвышает прообраз растения до ликующего откровения и ничего не требует для себя, а является бескорыстным благодеянием.
Такая гармоничная размеренность пристыжает и вместе с тем возвышает нас. Ибо она даёт нам понять, что хотя природная часть нашего существа должна почтительно склониться перед благородством невинности, однако все, что мы сознательно вырабатываем в самих себе, превосходит даже самое прелестное из того, что дает эта простота. Ведь принимаемый нашими чувствами дар мы можем дополнить триадой человеческой нравственности.
Итак, Направим наши душевные силы на свободное, равное и братское состязание с розой.

имагинация, инспирация, интуиция
Sonenschein
haikmikaelyan
Когда мы живём в имагинациях - в каждой проявленной форме мы видим прообраз!

Когда мы живём в инспирации - мы развиваем культуру сердца!

Когда мы живём в интуиции - в деянии исходим из момента и творим добро!